Усердие все превозмогаетЪ или пара слов о «последних лишенцах»

Время чтения: 1 минута

Немного разгребшись с делами по работе, могу порадовать читателей и кое-какой информацией исторического характера. Приехав в Петербурге в августе сего года, я засел в РГИА с целью покопаться в делах Капитула орденов, чтобы сверить ряд дат награждений, еще раз перепроверить списки кавалеров ордена Андрея Первозванного — ну и закрыть вопрос с «последними лишенцами», т.е. с лицами, лишенными ордена в годы Первой мировой. Валерий александрович Дуров эту тему затрагивал весьма походя, Левин ее вообще не касался — иными словами, терра инкогнита.
Для того, чтобы понимать ситуацию с документами, поясню. В Капитуле существовали два основных типа кавалерских списков. Первый — собственно кавалерский список, который велся по каждому ордену отдельно. Туда вписывались не только ФИО, титул-звание-должность и дата награждения, но и дата пожалования алмазных знаков (если они были пожалованы), а также даты выдачи орденских знаков и даты смерти кавалеров (и возвращения знаков в Капитул). По сути, это документ строгой отчетности, поскольку учет орденских знаков был крайне необходим не только по той простой причине, что изготавливались они из драгметаллов, но и потому, что выдавались они из трех (!) источников. Во-первых, собственно из Капитула, во-вторых, из запаса знаков в ведении Военно-Походной Канцелярии Его Величества (как правило, ими награждали иностранцев) и в-третьих, из Кабинета Е.И.В. (бриллиантовые знаки). Знаки умерших кавалеров подлежали обязательному возврату с материальной компенсацией наследникам — для последующей реставрации и\или переделки — и выдачи заново. Проблема заключалась в том, что несмотря на обязательность, возвращали далеко не все и далеко не всегда в срок. Это, собственно, я рассказал для того, чтобы понимать, зачем Капитулу нуны были даты смерти кавалеров.
Второй тип кавалерских списков — списки иностранцев, награжденных российскими орденами. Это такие громадные толстенные талмуды, в которые вписывались все награжденные иностранцы в хронологическом порядке. Помимо столбцов с ФИО и званием в них имелась сетка орденов — от Анны 4-й степени до Андрея Первозванного — и дата награждения записывалась в нужной ячейке сетки. В случае повторного награждения (которых было не так уж и много) новая дата вписывалась в, соответственно, иную ячейку. По сути, этот список велся для общей статистики — поскольку содержал графу подданства, но не содержал графы даты смерти кавалера — зачем дублировать то, что есть в кавалерских списках? Поиск андреевских кавалеров в этих талмудах возможен только одним способом — тотальным пролистыванием, увы. Более того, если, скажем, генерал-фельдмаршалу графу фон Шмульке пожаловали АП в 1913 году, то это не значит, что он будет в списке иностранцев за 1913 год. Он вполне может быть в списке 1871 года, числящийся там обер-лейтенантом фон Шмульке, получившим Анну 4-й за Седан.
Все это была преамбула. Ну а теперь собственно амбула. В томе за 1887-1890 года я внезапно обнаружил — причем, буквально, на первых же страницах — однотипные записи «Исключен. См.Собр.узак.и расп.прав.1917 №ххх». Естественно, это были австрийские, германские, болгарские и турецкие подданные. Сделав для себя пометку, я начал искать «своих» кавалеров — и нашел пятерых, из которых трое были помечены, как исключенные. Если по поводу брата Александры Федоровны, Великого Герцога Гессен-Дармштадтского, у меня никаких сомнений не было, то лишение ордена Андрея Первозванного фельдмаршала Вальдерзее повергло меня в некоторый ступор. Дело в том, что фельдмаршал, получивший, кстати, последнего Андрея Первозванного с мечами за Китайский поход 1900-1901 годов, до Первой мировой не дожил — он умер в 1904 году. Открыв свои списки, я понял, что этим дело не ограничилось. Капитульские чиновники вычеркнули из списков и генерала фон Папе, который умер вообще за 19 (!) лет до начала войны, в 1895 году. Очевидно, что надо было поднять тот документ, на который ссылались исключавшие. Уже в Москве история начала обрастать некоторым детективным налетом, потому что в Ленинке именно этого номера Собрания узаконений и распоряжений правительства не было. Предыдущий есть, последующий есть, этого нет. К счастью, в Историчке он-таки нашелся. Распоряжение датировалось началом августа и звучало следующим образом: «Полагая несоответственным нахождение в списках лиц, удостоенных награждения российскими орденами и другими знаками отличия, глав и членов царствующих домов и подданных государств, находящихся с Россией в состоянии войны, Временное Правительство постановило: глав и членов царствующих домов и подданных Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии, награжденных российскими орденами, медалями и другими знаками отличия, из списков Капитула Орденов — исключить, о чем и предложить Капитулу учинить надлежащее исполнение.» Таким образом, был закрыт один из наиболее важных моментов, касающихся даты принятия этого решения (Дуров расплывчато указывал на 1916 год). Показательно, что Николай Александрович на норму, прописанную в Статуте, просто забил (что, впрочем, неудивительно, учитывая близкое родство с германскими правящими домами) — а вот ревнители Духа и Буквы, дорвавшиеся до власти в марте 1917, таки привели эту норму в исполнение. Впрочем, вышло все как всегда. Подействовало традиционное правило, вынесенное в сабж поста. Очевидно, что, получив данное распоряжение в начале сентября (после опубликоваия), чиновники Капитула пошли по пути наименьшего сопротивления — и взяли списки иностранцев, где было указано подданство. То, что под раздачу попадают люди давно умершие, их волновало, похоже, не особо сильно. Кроме того, формулировка распоряжения не имела временной привязки («пребывающие в здравии на 1 августа 1914 года», к примеру) — а потому с формальной точки зрения могла распространяться хоть на Фридриха Великого. Из-за колоссального объема работы (еще раз — том за три (!) года — это здоровенный фолиант формата А3 и толщиной сантиметров в 15) и последовавшей через полтора месяца известной заварушки капитульские чиновники банально не успели перенести информацию по исключению в основные капитульские списки — скажем, славный император Вильгельм именно в кавалерских списках не имеет никаких отметок о лишении. Стоит отметить, что именно из-за заварушки информация о лишении не дошла до самих лишенцев — отчего где-то у трети из них орден Андрея Первозванного благополучно фигурирует в перечне наград в Готском альманахе 1920 и 1922 годов.
Кое-какие уточнения еще предстоит сделать, но уже сейчас можно сказать, что число лиц, подлежваших лишению по состоянию на осень 1917 составило 39 человек, из них 5 австрийцев, 1 турок, 2 болгарина и 31 немец. Кроме того, с формальной точки зрения лишению ордена подлежали еще трое лиц, умерших после начала войны, но до осени 1917 года. Фактически же ордена Андрея Первозванного по решению Временного правительства было лишено как минимум 55 человек. Максимальное число лишенных могло составить 129 человек — но это, как я уже сказал, требует уточнений. Кроме того, следует понять, попали ли «под раздачу» русские ветви Ольденбургского и Мекленбург-Стрелицкого домов. Дело в том, что их представители приняли россиское подданство только с началом войны, а до того они были германскими поддаными, о чем везде и было записано — и, как следствие, их тоже могли лишить орденов «под горячую руку».

Вот как-то так.