Скелеты в шкафу

Время чтения: 1 минута

Работая с капитульскими списками, наткнулся на примечание, касающееся Евгения Максимилиановича, князя Романовского, герцога Лейхтенбергского — «Высочайшим повелением исключен из списков 1865 мая 20». Примечание это перечеркнуто крест-накрест, а чуть ниже идет второе — «Высочайшим повелением ордена возвращены 1868 января 17». За парой сухих строчек скрывалась, натуральным образом, драма, достойная Шекспира.
Скажу сразу — лишение ордена Андрея Первозванного члена Императорской фамилии, 18-летнего внука Николая I — дело из ряда вон выходящее. При том, что, скажем, Великий Князь Николай Константинович, десятью годами позже лишенный чинов и сосланный в Ташкент за кражу бриллиантов собственной матери — орденов, вопреки распространенной легенде, лишен не был. Беглый поиск по открытым источникам ничего не дал — ЕМ был, конечно, не подарок — два морганатических брака, репутация веселого озорного гуляки и проч — но ничего о лютых прегрешениях юности.
Лишь добравшись до своего книжного шкафа и основательно в нем порывшись, я нашел то, что нужно.
Слово графу Сергею Дмитриевичу Шереметеву: «Молодым преображенским офицером от увез второстепеннную французскую актрису Letessier и бежал с нею за границу, украсив кровать ее в Париже своею Андреевскою лентой. Его вернули, судили, он был разжалован и лишен орденов…». Ну и для завершения картины — и для понимания, отчего юный герцог был подвергнут столь жесткому наказанию — напомню, что 12 апреля 1865 года, т.е.одновременно со всей этой историей, в Ницце умирает от туберкулеза наследник престола, Великий Князь Николай Александрович. Так что Евгений Максимилианович, что называется, «нашел время и место».