И еще раз о работе с источниками

Время чтения: 1 минута

Собственно, снова об Андреевских кавалерах.
В 2006 году московские издательства «Трутень» и «Древлехранилище» переиздали «Списки кавалерам Российских императорских орденов…» Бантыш-Каменского. Несмотря на мизерный тираж — 300 экземпляров — дело было сделано большое, так как списки эти после публикации в 1813 году не переиздавались, а электронная копия оригинала появилась только в прошлом году. Издатели пошли дальше — и подкорректировали Бантыш-Каменского с учетом новых данных. Имена, фамилии, даже даты награждений — за что им, безусловно, огромное спасибо. Проблема только в том, что правки эти были внесены напрямую в текст — а не оформлены в виде сносок, из-за чего выяснить, какой текст принадлежит БК, а какой — П.А.Дружинину — редактору книги, иногда представляется проблематичным.
Ну а отсутствие выверки, что очевидно, приводит к появлению косяков — которые впоследствии тиражируются со ссылкой на БК переиздания 2006 года.

Приведу наиболее яркий пример.
10 сентября 1724 года орден Св.Ап.Андрея Первозванного был пожалован французскому посланнику в Стамбуле Жану-Луи д’Юссону, 2-му маркизу де Боннак — за помощь России в заключении договора с Блистательной Портой «о персидских делах».
Photobucket
У Бантыш-Каменского (1813): «Французский в Константинополе Министр Маркиз (Jean Louis) де Бонак. В признание трудов его при заключении с Оттоманскою Портою о Персидских делах трактата, послан к нему сей орден, который надет на него в Константинополе Российским Посланником Александром Ивановичем Румянцовым 11.Генв.1725 года в его доме. Умер он 1738 года». (сс.76-77)
У БК в редакции Дружинина (2006): «Боннак Жан Луи Дюссон де, маркиз, французский в Константинополе министр. В признание трудов его при заключении с Оттоманской Портой о персидских делах трактата, послан к нему сей орден, который надет на него в Константинополе российским посланником Александром Ивановичем Румянцевым 11 января 1725 года в его доме. Умер в 1738 году». (с.68)
Извините — но либо текст надо править целиком, перестраивая архиачные фразы на современный манер — либо не править вовсе. Да и формулировка «Боннак Жан Луи Дюссон де, маркиз», скажем мягко, режет глаз. «Де Боннак, Жан Луи д’Юссон, маркиз» — было бы точнее и грамотнее. Кстати, стоило бы уточнить и годы жизны французского дипломата — родился он ок.1672 года, а умер 21 августа ст.ст. (1 сентября н.ст.) 1738 года.

Впрочем, с Боннакам на этом история не заканчивается.
В 1739 году, в правление Анны Иоанновны, сын вышепомянутого Жана Луя обратился к императрице с просьбой оставить ему орден отца — и дозволить носить его в память о заслугах отца. Просьба, которая в царствование Петра Великого показалась бы запредельно наглой, была удовдетворена 19 июня того же года.
Вот как это сформулировано у БК (1813): «Маркиз де Бонак, Генерал-Поручик Французской службы, коему дозволено, по прошению его, оставшийся по смерти родителя его орден святаго Андрея, носить за услуги помянутаго его родителя. В следствие сего Российский в Париже Посол Князь Кантемир 7го Июля надел на него оный орден». (сс.88-89)
У БК в редакции Дружинина: «Боннак Пьер Шризостем Дюссон де, маркиз, генерал-поручик французской службы, коему дозволено, по прошению его, оставшийся по смерти родителя его орден Святого Андрея носить за услуги помянутого его родителя. Вследствие сего российский в Париже посол князь Кантемир 7 июля надел на него оный орден» (с.75)
А вот здесь косяк существенно более серьезный — и его-то я и подчеркнул. Дело в том, что Пьер Хризостом (а не чудовищный Шризостем) де Доннезан, шевалье де Боннак, аббат Боннак, граф д’Юссон — не был генерал-лейтенантом (у БК — генерал-поручик). Более того, в 1739 году ему было от роду 15 лет — что даже при вольных нравах правления Анны могло бы стать серьезным препятствием к получение вожделенной голубой ленты. Не говоря уж о том, что, будучи шестым ребенком Жана Луя и, соответственно, третьим сыном — он ну никоим образом не мог писать прошения подобного рода. Современники бы не поняли.

Посему речь у БК идет о старшем сыне, Франсуа-Армане д’Юссоне, 3-м маркизе де Боннак, которому к моменту прошения уже было 23 года. Лишь два года спустя, в 1741, он становится полковником полка де Боннак, в 1747 — бригадиром, в 1749 — лагерным маршалом (Mar?chal de Camp — аналог генерал-майора), в 1750 — генерал-лейтенантом правительства де Фуа, в 1762 — генерал-лейтенантом францзуской службы.
Photobucket
Дополнительным подтверждением является медаль, выпущенная в память пребывания Франсуа-Армана на посту посла в Голландии.
Photobucket
На лицевой стороне медали мы видим фамильный герб в окружении цепи ордена Андрея Первозванного.

Ну и последним из семейства орден получил в 1745 году племянник Жана-Луи (и двоюродный брат Франсуа-Армана), Пьер-Луи д’Юссон, граф д’Алион (в русских источниках именуется Дальоном), бывший секретарь Шетарди, посол Франции в России.